Защищать деловую репутацию фирмы всё сложнее

При покупке готовой фирмы для участия в госзакупках одно из главных требований — деловая репутация. Положительная, с успешным опытом исполнения госконтрактов или хотя бы нейтральная, «нулевая» репутация дают возможность выйти на тендер и выиграть его. Заработать её нелегко, а вот утратить, причем не прилагая особых усилий — просто. Здесь постараются конкуренты, да и просто недовольные граждане, которые не отказывают себе в удовольствии антипиара.

Раньше было проще

Законом предусмотрен механизм судебной защиты деловой репутации, и до прошлого года компании успешно справлялись с этим, подавая и выигрывая соответствующие иски. Для успешного исхода дела было достаточно доказать наличие порочащих сведений о деятельности фирмы и их публичное распространение, их несоответствие действительности (проще говоря — их ложность), и порочный характер таких сведений.

Небольшие проблемы возникали только с последним пунктом, т.к. чувствительные предприниматели часто считают порочными даже такие сведения, которые никоим образом не очерняют компанию, либо принимают на счет своей фирмы абстрактные суждения, высказанные в адрес неопределенного круга участников рынка. Пример: «супермаркеты Новосибирска торгуют просрочкой и обсчитывают покупателей», «фармкомпании торгуют подделками», «фирмы с лицензией Минкультуры портят вид города» и т.д. Здесь не указано, какие именно компании и нет никакой конкретики, однако отдельные владельцы супермаркетов или аптек могут почувствовать угрозу деловой репутации их бизнеса и начать её защищать. Именно это основание чаще всего являлось основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

В 2018 году статистика выглядит следующим образом:

  • -из 874 дел о защите деловой репутации победой истца закончились лишь 286 из них (примерно 33%);
  • -из общей суммы требований в размере 1,744 млрд руб. было взыскано лишь 295,59 млн (всего 17%).

Помимо сложностей в доказывании обстоятельств распространения и характера сведений, а также их несоответствия действительности, возможно, скоро истцам придется доказывать ряд дополнительных обстоятельств. При рассмотрении резонансного дела в Санкт-Петербурге в августе 2018 года по иску предпринимателя к владельцам интернет-ресурсов суд указал, что помимо трех основных обстоятельств необходимо также подтвердить «факт сформированной деловой репутации истца, а также факт утраты доверия к его репутации».

С одной стороны, это логично. Необходимо не просто доказать попытки опорочить деловую репутацию компании, но и подтвердить, что такая репутация вообще была и что доверие к ней утрачено. Нельзя защищать и взыскивать компенсацию за нарушение того, чего не было.

С другой стороны, пока нет практики доказывания этих обстоятельств, т.к. они больше находятся в области психологии будущих потребителей или контрагентов, у них нет юридического определения и они носят оценочный характер. Например, можно ли счесть снижение прибыли или отсутствие заключенных контрактов на госзакупках признаком утраты доверия к фирме? Как доказать причинно-следственную связь между распространением порочащих сведений и утратой доверия к репутации? Каково правовое определение терминов «доверие к деловой репутации», «утрата доверия»? Каким образом доказать и установить в суде то, что не определено юридически?

Пока ясно одно: в случае, если данная позиция суда устоится, предпринимателям будет гораздо сложнее защищать деловую репутацию своей фирмы или бизнеса. Особенно сложно придется компаниям в тех сферах услуг, где вся деятельность на виду общественности. Так, например, сейчас «мусорная реформа» в большинстве регионов проходит в условиях массового недовольства населения, и фирмы с лицензией на отходы, занимающиеся вывозом мусора, его утилизацией и переработкой, получают огромную долю негатива в соцсетях, где большая часть высказываний носит и оскорбительный оценочный характер, и негативные мнения и выводы, а в некоторых случаях встречаются и факты, по которым правоохранительные органы инициируют проверки и уголовные дела.

Основные проблемы при судебной защите деловой репутации

Баланс между защитой репутации и правом на свободу СМИ, а также на свободу слова

При рассмотрении дел суды разграничивают два типа суждений: обнародованные факты, которые можно проверить, и оценочные субъективные суждения, мысли, убеждения, которые не несут в себе сообщения о конкретных фактах и не относятся напрямую к истцу.
Суды принимают во внимание только сведения первого типа, т.е. факты, которые можно проверить и установить, достоверны они или нет. Такие сведения должны обладать определенными свойствами: содержать дату, указание на состав лиц, конкретные сведения о недобросовестном ведении бизнеса или совершении правонарушений при ведении предпринимательства. Так, публикация фактов о коррупции, мошеннических действиях, демпинге или неоплате поставленных товаров и услуг, совершенных конкретным лицом в отношении или с участием других лиц можно проверить, и такие факты будут предметом судебной защиты.

Другие сведения — оценка, мысли, эмоциональное утверждение — не являются предметом защиты, кроме случаев, когда они содержат оскорбление.

Являются ли сведения изложением фактов или оценочными суждениями — самый сложный вопрос при рассмотрении судом дел о защите деловой репутации. Чтобы разобраться в нем, суды привлекают специалистов-лингвистов, назначают судебно-лингвистические экспертизы.

Изменчивость судебной практики

До 2016 года суды руководствовались лишь постановлением Пленума ВС от 24.02.2005 года № 3, посвященным рассмотрению дел о защите деловой репутации, удовлетворяли иск только при условии, если предметом рассмотрения были факты. При заявлениях о недостоверности оценочных суждений в исках отказывали.

Однако в 2016 году Верховный суд РФ выпустил обзор судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, где фигурировала иная позиция: деловая репутация подлежит защите от оценочных суждений, высказанных публично, если таковые носят оскорбительный характер. Однако до сих пор практика не устоялась, т.к. нет устойчивого понимания термина «оскорбительный характер».

В 2018 году Тринадцатым арбитражным апелляционным судом принято решение, согласно которому к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, добавились еще два: факт наличия сформированной деловой репутации и факт утраты доверия к ней. Конечно, отдельное решение не является обязательным ориентиром для других судов, однако такую практику вполне могут перенять другие суды при рассмотрении аналогичных дел, а в дальнейшем позицию могут закрепить и в очередном обзора или постановлении Пленума ВС.

Как видим, практика пока подвижна, и исход того или иного дела предугадать трудно. Многие предприниматели даже не решаются обращаться в суд, т.к. доказательства собирать все сложнее, в подобных делах много правовой неопределенности, и бизнес не всегда может обосновать факт нарушения деловой репутации.

Трекбэк с Вашего сайта.

Оставить комментарий